אם הייתי ילדת פרחים במאה ה -18

אם הייתי ילדת פרחים במאה ה -18

Иногда я думаю, вот интересно, если бы я была цветочницей в 18 веке, то как бы это было?

Я просыпалась бы ни свет ни заря, собирала бы большую и тяжелую корзину с цветами и медленно брела бы по темным мощеным улочкам к центральной площади, на которой у меня был бы свой уголок.
Уголок, который можно было бы занять только рано утром, до зари. Я расставляла бы красиво цветы в корзине, собирала бы маленькие букетики и дарила радость всем желающим.
А что сейчас?

Сейчас интернет, и он заменяет мне мой уголок на центральной площади. С утра я собираю заказы, потом еду на базу на закупку цветов. У меня мощная телега, под капотом у которой более ста лошадей. У меня большой выбор цветов, со всего мира, и я выбираю те цветы, которые мне хочется поставить в букет для моих клиентов, ведь я знаю, для кого и по какому случаю заказан букет, и что этот букет должен сказать.

Ведь букет это не просто красивый подарок, это говорящий подарок.

Я беру розовые цветы, если мне нужно передать любовь, добавляю голубых если необходимо передать спокойствие и доверие, желтые чтобы создать веселую праздничную атмосферу, зеленые для жизненных сил и процветания. А сиреневые я возьму, для творческих креативных клиентов. А иногда, очень редко,- красные, они символизируют силу, и передают энергию лидерства.

Я собираю букеты и вспоминаю слова Рея Бредбери:
« Неважно, что именно ты делаешь;
важно, чтобы все, к чему ты прикасаешься, меняло форму, становилось не таким, как раньше, чтобы в нем оставалась частица тебя самого.
В этом разница между человеком, просто стригущим траву на лужайке, и настоящим садовником».
И я стараюсь, стараюсь быть «настоящим садовником».
И кажется, у меня получается, ведь и правда от самого начала и до конца процесса я вкладываю частицу себя.

Ну и когда букет готов, я загружаю свою «корзинку», и развожу цветы.
Все-таки многое изменилось с тех пор, но цветы и возможность с их помощью радовать людей, дарить эмоции, остались прежними.

Эх, хорошо все-таки, что я не цветочница из 18 века.